Сергей БояркинСергей БояркинВ Варшаве состоялась энергетическая конференция стран Центрально-Восточной Европы (CEE Energy 2013), во время которой был затронут широкий круг вопросов - от перспектив атомной до развития альтернативной энергетики. Во время конференции директор программ по капитальному строительству компании "Росатом" Сергей Бояркин активно убеждал, что за атомной энергетикой не прошлое, а будущее. В его выступлении можно было услышать много интересного и о перспективах сотрудничества в этой сфере с Украиной.

О своем видении будущего атомной энергетики, а также о сотрудничестве Украины и России в этом направлении представитель "Росатома" рассказал в интервью для УКРИНФОРМа.

- Во время недавней встречи Президентов Януковича и Путина затрагивался вопрос о необходимости активизации сотрудничества стран по строительству двух новых энергоблоков Хмельницкой АЭС. Этот вопрос, на Ваш взгляд, сейчас больше находиться в политической плоскости или все-таки в сфере бизнеса?

- Я думаю, что он из политической плоскости перешел в плоскость бизнеса. Вместе с тем, любой проект стоимостью несколько миллиардов долларов, какой бы он ни был коммерческий, без политики не может обойтись. Это слишком значимый проект.

Все же я надеюсь, что все политические вопросы урегулированы и сейчас все находится в сфере экономики.

- Какие перспективы реализации этого проекта в ближайшее время?

- Считаю, что А - есть технические возможности, Б - есть экономические предпосылки. Мы ведь понимаем: потребление электроэнергии растет везде - в России, Украине, Европе. А это означает, что на рынке будет дефицит товара под названием электроэнергия. Соответственно, тот, у кого будут мощности по генерации, тот будет в выигрыше.

То есть, если в Украине появляются новые мощности, то это позволяет иметь ниже цену. Более низкая цена на электроэнергию - это конкурентоспособность украинской промышленности. Поэтому здесь эффект очень многоплановый. Дешевая электроэнергия позволяет повышать конкурентоспособность экономики.

- В Украине есть разные мнения по поводу технической стороны строительства третьего и четвертого блоков Хмельницкой АЭС. Например, есть мнение, что нужно не достраивать энергоблоки на уже существующей инфраструктуре, а начинать с нуля. Как Вы считаете?

- Есть разные подходы к реализации проекта. Какие-то вещи из того, что построено, наверняка придется переделывать, а какие-то вещи можно будет использовать. Говорить, что надо все снести и строить с нуля - это, наверное, не совсем объективно. Но и говорить о том, что все, что построено, можно на 100% использовать, - тоже не совсем правильно. Поэтому, истина где-то посередине.

Действительно, что-то придется серьезно переделывать, потому что за это время появились дополнительные системы безопасности, которые не впишутся в старые строительные конструкции. Но это не значит, что все старые конструкции никуда не годятся и их надо сносить.

На самом деле, у нас есть опыт сооружения энергоблока в Иране, когда мы вписали наш блок в конструкции, построенные до этого компанией Siemens. В Иране строить станцию начал Siemens, выполнил большой объем строительных работ, а потом в связи с санкциями эта компания прекратила работу. Через некоторое время Иран обратился к России с просьбой достроить этот блок, и мы смогли большую часть построенного немцами адаптировать под наш проект.

- Министр энергетики и угольной промышленности Украины Эдуард Ставицкий недавно заявил, что к 2015 года в Украине совместно с Россией надо построить и запустить в эксплуатацию завод по производству собственного ядерного топлива. Как считаете, завод будет запущен до этого времени?

- Думаю, что да, поскольку работы там идут. Это совместное предприятие "Росатома" и у нас с Украиной давние и тесные связи. Украинские специалисты хорошо знакомы с технологиями, которые мы используем в России, и здесь не понадобится с нуля обучать персонал, не надо будет с нуля передавать технологии. То есть в Украине есть очень хорошие заделы.

- Во время своей презентации на конференции вы вспомнили о возможности экспорта электроэнергии на Запад, в том числе через территорию Украины. Как вы оцениваете реальность такого сотрудничества в ближайшей перспективе?

- По прогнозам, которые делают наши европейские коллеги, в первой зоне (страны ЕС, которые примыкают к Украине, Беларуси, Молдове, Калининградской области России) до 2020 года будет наблюдаться значительный дефицит мощностей. Когда есть дефициты мощностей, то это хорошее условие, чтобы предложить свой товар на эти дефицитные рынки и сделать там хороший бизнес.

Надо понимать, что есть временная разница в пиках потребления в Украине и в Европе, и речь идет не просто о том, чтобы продавать электроэнергию в одну сторону. В тот момент, когда избытки есть в Европе, более дешевую энергию можно поставлять и в восточном направлении. Но сегодня эти разговоры пока условные, поскольку там нет вставок постоянного тока, необходимых для экспорта электроэнергии.

- Какая цена вопроса?

- Это немного, по сравнению со строительством энергоблока. Энергоблок - это миллиарды долларов, а вставка постоянного тока - 100 млн долларов. На фоне стоимости энергоблока, это небольшие инвестиции, при этом срок строительства достаточно короткий. Это та инфраструктура, которая позволяет зарабатывать деньги постоянно и обеспечивать повышение надежности энергосистемы. Считаю, что проекты по соединению Украины, Беларуси, Калининградской области с энергосистемами Европы выгодны всем.

- А "Росатом" зондировал почву в Европе на предмет того, кто из европейских стан был бы заинтересован в импорте электроэнергии с Востока?

- Мы только начинаем рассматривать эти идеи. Однако считаем, что с точки зрения экономики и техники это выгодно всем. Надеемся, что найдем здесь взаимопонимание.

- Сколько вставок постоянного тока можно поставить на границе Украины с другими государствами?

- Ну, например, вставка на молдавской подстанции Вулканешты, к которой подведены линии 750 кВ с Южноукраинской АЭС, позволяет передавать очень большие объемы энергии. Вставку также можно поставить возле Жешува недалеко от польско-украинской границы.

- Вот вы видите хорошие перспективы для атомной энергетики в обозримом будущем, а ряд европейских стан, в частности Германия, вообще отказываются от атома, отдавая предпочтение "чистой" энергии. Вы не находите в этом противоречий?

- Мнения в обществе бытуют разные, но с другой стороны есть объективная реальность. На сегодняшней момент в 13-ти странах ЕС либо уже строятся, либо идет подготовка к строительству атомных энергоблоков. И объем этого строительства - 50 гВт. Например, Франция и Финляндия строят, большинство стран Евросоюза продолжают развивать атомную энергию. Отказались от нее только четыре страны, а 13 не просто подтвердили свои планы, но и активно их реализуют.

Юрий Банахевич, ВАРШАВА. 1 апреля 2013 года.

Зарегистрируйтесь для добавления комментариев

Новости